Сергей Мухин

ПОГРУЖЕНИЕ В КУЛЬТУРУ

предложение серии кинофильмов


Архитектура - застывшая музыка. Музыка для глаз. Музыка прошлого для наших сегодняшних глаз.

В конце ХVIII века архитектура в Кускове звучала колоратурным сопрано -ангельским голоском Паши Жемчуговой. Сядьте в Диванной рядом с ее почитателем и господином Николаем Петровичем Шереметевым между беломраморными шубинскими портретами его дорогого отца и любезной маменьки и послушайте, как любил это делать он после обеда в то время, когда Прасковья Ивановна репетировала в Зеркальной галерее перед вечерним выступлением. Уставьтесь вместе с ним взглядом в одну точку, да вот хоть в одну из "обманок", намалеванных Григорием Тепловым на потеху дворне, пытавшейся попервоначалу прогнать севшую не по чину бабочку, - ан! - а она рисованная! Послушайте вместе с графом только-только входящие в моду романсы, которые вскоре так полюбит камер-юнкер Александр Сергеевич Пушкин… Но чу! …процокали по пандусу парадного подъезда копыта и на подножку кареты грузно опустился лакированный башмак с пряжкой, обильно осыпанной блестящими каменьями. Старый граф пожаловали! За спиной, за кадром - суета и шушуканье, и смешки, и "охи" горничных девушек, тугой шелест обильных складок их шелковых платьев. Старого графа влекут соловьиные трели и рулады драгоценного голоса. Но Петр Борисович не спешит, размеренно опуская палку на наборный, драгоценных пород заморского дерева паркет, убеждается, проходя по анфиладе, что все по-прежнему, все на своих местах, как было им заведено в свое время: фламандская шпалера в прихожей гостиной, штоф Малиновой гостиной, "помпеянский" декор камина, и зеркала, зеркала, зеркала… - целые стены, множащие узоры золоченой резьбы так, что стен уже и нету, а есть игра света и пространства.

Так, полунамеком, деликатно показывая часть вместо целого мы попытаемся создать у зрителей нашего фильма впечатление присутствия во времени, в эпохе, в материальной культуре великолепных периодов нашей российской истории. И если вы обладаете даром воображения, если имена Карамзина и Бортнянского для вас не пустой звук, если при взгляде на дорическую капитель у вас сжимается сердце, а от спиралей ионической захватывает дух, если взгляд врубелевского "Демона" пронзает вам сердце, а нежность тропининских пастушков умиляет до слез - вы сможете погрузиться в ауру золотого века нашей культуры. И тогда для вас оживут бесхитростные картины дворянского усадебного быта, наполненные величием родной истории и восторгом художественной эрудиции.

Но вернемся в Кусково, вернемся в тот момент, когда гости уже собрались, музыканты настраивают инструменты, певцы пробуют голос, звучит смех и "гур-гур" массовки…Дворец со старым графом мы уже осмотрели, а теперь, под звуки долетающей в парк музыки мы продолжим прогулку к Оранжерее по партеру, украшенному мраморной декоративной скульптурой, по главной аллее к колонне со статуей Минервы в честь посещения Кускова матушкой-царицей.

Наше получасовое путешествие-сновидение пролетит как мгновение, пронзившее невыразимой радостью и оставившее грустное воспоминание о чем-то возможном, когда-то бывшем, но позабытом, потерянном в суете будней.


"ОСТАНКИНО"

В Троицкой церкви села Останкино вечерняя служба с требой: венчается раба Божия Параскева рабу Божию Николаю, венчается тайно… Оттого храм почти пуст, освещение притушено, лица в тени… Только певчие - многоголосый полнозвучный хор - славят брачующихся старым русским распевом. Звуки бьются в резонансе от стены к стене и взмывают ввысь, к росписям сводов пятикупольного храма, и рвутся наружу, где их жадно ловит дворня, приникшая к решетке ограды: великое событие для обитателей поместья, о котором вслух они не говорят. В долгом ожидании выхода "молодых" дворня разглядывает кирпичное узорочье, испещрившее фасады храма с белокаменной резьбой и поливными изразцами.

После венчания для самых близких - обед в Райке между Итальянским павильоном и Ротондой. Декор помещения к случаю: барельефы изображают свадебный поезд Амура и Психеи. Сюда, в Останкино перенесен из Кускова знаменитый на всю Россию театр. И нынче он дает представление в честь новобрачных. Техника сцены здесь наконец-то удовлетворяет театральным амбициям графа: иные механизмы создавались при его непосредственном участии в проектировании. Занавесом и общим поклоном труппы венчается торжество, венчается воображаемое путешествие в усадьбу "Останкино".


"АРХАНГЕЛЬСКОЕ"

Придите в "Архангельское", когда там никого нет. Лучше ночью. Пройдите по освещенным луной аллеям, войдите с террасы через широкие створки французских окон в парадную залу, поднимитесь в кабинет хозяина дома, остановитесь перед большими напольными часами и, глядя на почерневшие цифры, попытайтесь представить себе, что времени нет, что мир един от сотворения до наших дней и вы находитесь в нем сразу во всём, без деления на вчера и завтра. Сосредоточьтесь, дождитесь двенадцати ударов и упритесь взглядом в совпавшие стрелки. Вы убедитесь, что они порой вращаются в обратную сторону.

Лунная дорожка пробежала от незашторенного витража по наборному мозаичному полу, вскарабкалась по пилястрам и гризайльной росписи, добралась до коринфской колоннады свода и взметнулась в плафон купола, выхватив из причудливой тьмы фрагмент живописного панно "Амур и Психея". В открытую створку окна вслед лунному свету проникла хрустальная песня флейты. Вдалеке хлопнула дверь и заволновались блики на подвесках люстры. Привидение? Приблизилась и проплыла свеча в руках величественного старика в тяжелом до пят халате. Князь Дмитрий Михайлович? Собрав редкую библиотеку, он и по ночам, как "скупой рыцарь", не может расстаться со своими любимыми инкунабулами. Гулкий в ночной тишине бой часов заставляет раствориться в предрассветных сумерках фигуру запойного библиомана князя Голицына. Обитатели покоев дворца в этот ранний час обычно спят. Но снаружи сюда проникают голоса дворни: начинается новый день на кухне, на скотном дворе, в конюшне. Это не мешает вам любоваться сквозь утреннюю дымку коллекцией живописи, собранной шестью поколениями Голицыных и Юсуповых. Что может быть роскошнее громоздящихся пирамидами в корзинах и на блюдах свежих овощей и фруктов, серебрящихся на кухонных столах разделанных рыбин, булькающих в котлах на огне наваристых супов? Только живописные натюрморты голландцев, богато представленные в коллекции дворца. Мимо них чинно вышагивают в чепцах, кринолинах и оборках здешние дворовые "шоколадницы", живо напоминающие полотно Лиотара.

Кормление младенца, особенно если он представляет наследственного князя - что может быть трогательнее? Настоящая русская борзая невдалеке… рядом со своим скульптурным изображением не кого-нибудь - самого Фальконе… Начинается день русской усадьбы.

Усадьба растет, строится… Мастера выкладывают узорчатую мостовую… выводят новую подпорную стенку грота… штукатурят, готовят под роспись свод храма… Перекрестившись, берут в руки кисти - и возникает волшебство торжественного рассказа библейских историй людям, которые не знали ежедневного мельтешения телевизора. Увиденные их глазами, фрески кажутся волшебными. И в террасах регулярного парка видится не только геометрия, но и пот усилий тела, и вдохновение души…